Новости от 04.07.2016


Стоянов – это…Стоянов!

Примерно, за полчаса до начала творческого вечера народный артист России Юрий Стоянов на сцене городского Дворца культуры проверял качество звука. И кто-то из ассистентов поспешил сделать что-то, о чём артист его и не просил. Стоянов не стал отчитывать за сделанное, а лишь заметил, что чувство повышенной ответственности губит искусство…

Свой вечер Юрий Николаевич начал с воспоминаний детства. С ранних лет он мечтал о гитаре. Но в 60-е годы прошлого столетия этот инструмент был в большом дефиците.

– Я практически каждый день ходил к валютному магазину, в витрине которого красовалась гитара, – вспоминает актёр. – Стоила она девять долларов 50 центов. Но откуда у советского гражданина в те годы могли быть доллары? Более того, наличие в кармане советского человека валюты являлось преступлением и сурово каралось законом, вплоть до смертной казни. Всё зависело от денежной суммы.

Мальчугана, с вожделением смотревшего на гитару, приметила одна из продавщиц. И в один из очередных приходов Юрия Стоянова в магазин спросила: «Мальчик, ты, наверное, гитару хочешь? Приходи завтра, что-нибудь придумаем». На следующий день Юра пришёл в магазин, как было сказано. Продавщица при нём ножницами на деке сделала несколько царапин.

– Вот теперь мы её развалютили, – сказала она, – с вас девять рублей 50 копеек.
Игре на гитаре Юра Стоянов учился самостоятельно. Кто-то из старших товарищей показал пару аккордов, заметив при этом, что, если слух есть, то дальше сам разберёшься, что и как.

– От моего бренчания у всех домашних болела голова, – говорит Юрий Николаевич, – поскольку я использовал каждую свободную минуту, чтобы поиграть на гитаре. Тогда же стал сочинять стихи и музыку к ним…

После окончания средней школы выбора, куда идти учиться дальше, не было. Цель была одна – театральный институт. Отец, правда, хотел, чтобы Юра пошёл по его врачебным стопам. Но понял, что с сыном спорить бесполезно, врач из него выйдет никакой и отпустил в Москву, в ГИТИС.

node:title
– Я в ГИТИС поступал по той причине, – говорит Юрий Стоянов, – что это было единственное учебное заведение, где учили на артистов, которое называлось институтом. Остальные были училища. И я представить себе не мог, что приеду домой, меня спросят, где учишься? А я в ответ – в училище! Это что, ПТУ, что ли?

Конкурс в ГИТИС был огромным. В числе поступавших со Стояновым были Виктор Сухоруков и Татьяна Догилева. Сухорукову предстояло прочитать басню «Ворона и лисица».

– Там, в зале, шведская стенка была, – рассказывает Юрий Стоянов. – Так Сухоруков метался по ней сверху вниз. Внизу говорил словами лисицы, на верху стенки – изображал ворону. В завершение своего выступления изобразил сыр, упал на пол и сломал ногу. И все последующие экзамены приходил уже в гипсе.

На третьем туре, примерно, 30 абитуриентам поставили задачу сыграть граждан, стоящих на остановке общественного транспорта в ожидании автобуса.

– Догилева якобы продавала пирожки, Сухоруков в гипсе играл роль дворника, подметающего тротуар, – рассказывает Юрий Николаевич. – А я встал в сторонке, думаю, ну всё. А вокруг меня ходит какой-то абитуриент, говорит что-то заикаясь. Вот, думаю, натурально как играет. Его-то точно зачислят. Подошёл он ко мне, спросил о чём-то. Я ему тихонько так отвечаю, мол, отойди от меня и не подходи больше. Отошёл, вновь подходит и говорит: «Холодно-то как!» Опять отошёл и снова подходит. «Я, – говорит, – в ГИТИС еду поступать». А я, даже не задумываясь, и отвечаю: «А какой же это чудак в ГИТИС зимой поступает?». На этом наш экзамен был закончен. На курс зачислили Догилеву, Сухорукова и меня. Я спрашиваю преподавателей: «Я же ничего не делал». А мне ответили: «Вы можете слушать». А это, как оказалось, для актёра немаловажно.

После окончания ГИТИСа Юрий Стоянов попал в БДТ. Молодому актёру первоначально никаких ролей не давали. Его удел – поездки с шефскими концертами на различные предприятия. По окончании концерта артистов щедро снабжали тем, что предприятие выпускает. Желающих принять участие в концерте на мясоконсервном комбинате всегда было немало. Но так как из труппы только Стоянов играл на гитаре, он в составе бригады был всегда. Позже появились и роли в спектаклях.

Однажды в жизни Стоянова появился человек, который сказал: «Стояныч, театр начинается с вешалки, а заканчивается заявлением об уходе». Этим человеком был артист Илья Олейников. С этого момента, можно сказать, и зародился «Городок».

Примечательно, что родились они в один день – 10 июля, но с разницей в 10 лет. Это выяснилось, когда 10 июля и один, и другой пришли на репетицию с авоськами, в которых было всё необходимое для празднования дня рождения.

Рассказывать о сюжетах передачи «Городок» – дело неблагодарное. Их надо смотреть и наслаждаться игрой актёров, их искромётным юмором. Кстати, не раз актёры разыгрывали простых граждан. В частности, вспомним, когда рослый детина белой краской замазывал витрину то ли магазина, то ли офиса банка. Эту роль сыграл в те давние годы нынешний депутат Государственной Думы Александр Валуев. На вопрос офисных клерков он пояснил, что Юрий Николаевич распорядился. Пылая гневом, сотрудники пошли к машине, где сидел неизвестный им Юрий Николаевич, но, увидев Стоянова, рассмеялись...

– По-доброму люди относились к нашим шуткам, – говорит артист. – Ведь все прекрасно понимают, что мы не хотим никому причинить зла. Напротив, наши розыгрыши поднимали настроение людям. И потом, «похулиганив», мы обязательно всё приводили в порядок…

Понятно, что с уходом Ильи Олейникова из жизни, «Городок» останется жить только в тех материалах, что были отсняты с участием двух артистов. Замены своему партнёру Юрий Стоянов не видит. Да и согласитесь, это будет уже не тот «Городок», к которому привыкли миллионы телезрителей…

Георгий Тимофеев.
Фото автора.




Читать новость: В Ейске Юрий Стоянов рассказал о "Городке", ГИТИСе и актёрской жизни